×

Вы используете устаревший браузер Internet Explorer. Некоторые функции сайта им не поддерживаются.

Рекомендуем установить один из следующих браузеров: Firefox, Opera или Chrome.

Контактная информация

+7-863-218-40-00 доб.200-80
ivdon@ivdon.ru

Историко-философские основания виртуалистики

Аннотация

Д.Ю. Причина

В данной статье рассмотрена  актуальная проблема виртуализации современного общества, эволюционный генезис историко-философского основания виртуалистики.
Ключевые слова: виртуальная реальность, информационное общество, симуляции, дихотомия, метафизика, виртуальные коммуникации, виртуальная философия. № гос. регистрации 0421000096\003

09.00.13 - Религиоведение, филосовская антропология, философия культуры

Неотъемлемой чертой жизни современного человека является его тесное взаимодействие с виртуальной реальностью, при этом новый феномен современного информационного общества рассматривается с использованием парадигмальных, категориальных и феноменологических позиций, и логично утверждать, что виртуалистика в начале третьего тысячелетия приобрела статус философской категории. Многие  исследователи считают виртуальную реальность новой сферой бытия, а информационное пространство - формой существования виртуальной реальности. Сегодня с помощью компьютера (модема) симулируется общение с виртуальными собеседниками – участниками chat-a, зарабатываются деньги при размещении рекламы на виртуальных щитах – banner-ax или выигрываются в виртуальных казино, и даже  можно покаяться в содеянном в виртуальных исповедях в  chat-aх на web-страницах, открываемых священниками в качестве виртуальных приходов. Эти взаимодействия осуществляются как виртуальные аналоги реальных социальных взаимодействий.
Однако тенденция расширительного, метафорического использования понятия «виртуальная реальность», с помощью которого в настоящее время обозначаются многие новые информационные экономические, политические, культурные феномены,  напрямую не связанные с компьютеризацией, но обнаруживающие сходство логики человеческой деятельности с логикой виртуальной реальности – симуляции, как результат замещения реальных вещей и поступков образами, дает основание говорить о перспективе виртуализации общества ХХI века и возможности трактовать общественные изменения с помощью дихотомии «реальное-виртуальное». При этом происходит замещение реальных социальных ролей компьютерными симуляциями, создается образ реальных атрибутов институциональности.

Как отмечает известный исследователь виртуалистики Н. Носов, первые попытки фундаментального осмысления теории виртуальности возникли  во второй половине XX  века сразу в нескольких областях знания. Так в физике элементарных частиц были обнаружены эфемерные частицы, возникающие только в процессе взаимодействия других частиц, которые порождаются в процессе взаимодействия других частиц, выполняют свою функцию в этом процессе и исчезают, получившие название – виртуальные, т.к.никогда не фигурируют в начальных и конечных условиях  взаимодействия.
В компьютерной технике используется понятие виртуальная память, превосходящая емкость физических носителей и существующая только пока сохраняются функциональные отношения между элементами компьютера
В эргономике самолетостроения было обнаружено, что в процессе выполнения фигуры высшего пилотажа, возникающие  одновременно физические и психологические перегрузки заставляют летчика воспринимать самолет исключительно виртуально, как временный аэродинамический объект, который сразу исчезает при выходе  из состояния перегрузки. Такие временные динамические объекты также назвали виртуальными.
Наряду с этим, в психологии также был описан особый тип состояний, существующих только актуально, соответственно, они также  получили наименование виртуальных состояний.
К восприятию виртуальной реальности общественное сознание  было подготовлено уже к 1984 году, когда Ж. Ланье придумал сочетание «виртуальная реальность», которое ввиду агрессивной рекламной кампании по продвижению компьютеров на рынок, стало в обыденном сознании ассоциироваться исключительно с данным видом техники и наступлением эпохи киберкультуры. Как психологический феномен киберкультура – может реализоваться, если произойдет синтез трех, пока независимых друг от друга сфер культуры: философии виртуальности, виртуальной психологии и виртуальной компьютерной технологии, другими словами, произойдет сопряжение психологической и компьютерной реальностей на некоей философски осмысленной основе.
Однако нужно заметить, что идея виртуальности затрагивает глубинные пласты человеческого бытия, относящиеся к области философии. Так в античной и средневековой философии категория виртуальности была одной из центральных.
В книге «Виртуальная психология» (1) видный исследователь проблем виртуалистики Н.А. Носов раскрывает сущность виртуальной философии следующим образом:
« Если средневековый человек спросит у современного человека, почему орех прорастает и каким образом в орехе содержится ореховое дерево, то последний ничтоже сумняшеся ответит, - потому, что есть влага и тепло. Но средневекового человека такое механистическое объяснение не устраивает. Его интересуют не условия, при которых орех прорастает, а причина, по которой он прорастает. Современный человек может добавить к вышесказанному им, что вода и тепло запускают химические реакции, которые приводят к росту и реализации заложенной в орехе генетической программы. Но, не в пример современному, средневековый человек любопытен и задает вопрос: а почему эта самая генетическая программа начинает разворачиваться, разве в орехе есть сила, которая ее разворачивает? Современному человеку, который сжился с идеей силы, поскольку он окружен разными «силами природы» (физическими, химическими, психическими и др.), не зазорно согласиться с тем, что в орехе есть сила. Но бесконечно любопытный средневековый человек продолжает интересоваться: а откуда в орехе сила? На такой глупый для нас вопрос, мы ответили бы, что в орехе – из орехового дерева, а в этом ореховом дереве – из предыдущего ореха и т.д. Там, где для человека современного оканчивается область его интересов, для средневекового только начинается самое интересное и он задает вопрос: а откуда же в самом первом орехе или ореховом дереве взялась эта сила? …Современный человек отвечает, что орех состоит из  маленьких молекул, молекулы – из еще более мелких атомов, а атомы – из совсем маленьких-маленьких элементарных частиц. …Здесь собеседник спрашивает: а откуда в этих элементарных частицах взялась энергия… и каким образом, и за счет каких сил из достаточно простых частиц  образовались более сложные атомы, из них – еще более сложные молекулы, а из них – невероятной сложности орех, … если элементарные частицы невидимы…- может быть, эти пресловутые частицы и не существуют, а есть плод порождения …ума, и как в этом смысле понимать категорию существования?»
По мнению  исследователя А.Ю. Севальникова: «виртуальное ранее означало «семя», которое за счет заложенной в нем возможности и силы- реализовало, осуществляло форму, или эйдос вещи. Причем осуществившееся, энтелехия (от греч. - «цель», «конец») в соответствии с Аристотелем выступало как осуществление и завершение того, что существовало потенциально. Виртуальное при такомподходе оказывается лишь посредником при становлении вещи, выступает как третий,опосредующий член между вечной и неизменной формой и явленным(11.) Virtus в средневековой схоластике было тем семенем, которое давало возможность проявиться и стать бытию актуальному.
Николай Кузанский в сочинении «О видении бога» (2), размышляя о проблеме актуальности существования писал: «Так велика сладость, которой ты, господи, питаешь мою душу, что она всеми силами стремится помочь себе опытом здешнего мира и внушаемыми тобой прекрасными уподоблениями.  И вот, зная что ты – сила, или начало, откуда все, и твое лицо – та сила и начало, откуда все лица берут все, что они суть, я гляжу на стоящее передо мной большое и высокое ореховое дерево и пытаюсь увидеть его начало. Я вижу телесными глазами, какое оно огромное, раскидистое, зеленое, отягощенное ветвями, листвой и орехами. Потом умным оком я вижу, что то же дерево пребывало в своем семени не так, как я сейчас его разглядываю, а виртуально; Потом я начинаю рассматривать семенную силу всех деревьев различных видов, не ограниченную никаким отдельным видом, и в этих семенах тоже вижу виртуальное присутствие всех мыслимых деревьев….Однако если я захочу увидеть абсолютную силу всех сил, силу-начало, дающую силу всем семенам, то я должен буду выйти за пределы всякой известной и мыслимой семенной силы и проникнуть в то незнание, где не остается уже никаких признаков ни силы, ни крепости семени…Эта абсолютная и всепревосходящая сила дает всякой семенной силе способность виртуально свертывать в себе дерево вместе со всем, что требуется для бытия чувственного дерева и что вытекает из дерева…. ». Как видно из этого текста, Николай Кузанский причину роста орехового дерева видит в высоких уровнях реальности, применяя при этом  категорию виртуальности.
Фома Аквинский в своем труде «Сумма теологии», (3) с помощью категории виртуальности разрешал проблему онтологического сосуществования реальностей разного иерархического уровня и проблему образования сложного из простых элементов, в частности, сосуществования души мыслящей, души животной и души растительной: «Ввиду этого следует признать, что в человеке не присутствует никакой иной субстанциальной формы, помимо одной только субстанциальной души, что последняя, коль скоро она виртуально содержит в себе душу чувственную и душу вегетативную, равным образом содержит в себе формы низшего порядка и исполняет самостоятельно и одна все те функции, которые в иных вещах исполняются менее совершенными формами…»
У Сигера Брабантского, выдающегося схоластика 13 века, с помощью категории virtus решается проблема соотношения психики и тела. Он считал, что высшей способностью - virtus - человека является разум, от которого исходит мышление.
На основании вышеизложенного, можно сказать, что для схоластической философии «виртуальный» - одна из центральных категорий.
Латинское слово virtus означает мужественность, мужество, храбрость, стойкость; энергия, сила, доблесть. Связано генетически со словом vir – муж, мужчина. Понятие virtus в латинской схоластике выступило в качестве одного из эквивалентов греческого понятия «возможность, потенциальность, потенция». Дословно оно означало силу, способность и могущество, а также «проявление или реализацию сущностных свойств вещи, например, интеллектуальной способности человека» (10).
Римляне термином virtus обозначали некое состояние душевного подъема воина, определенную воинскую доблесть, проявляемую в бою. В то же время, для античной философии virtus – это одна из высших добродетелей, свойственная самым мудрым.
Цицерон в сочинении «Об обязанностях» говорил: «Самая главная из всех добродетелей (virtus) та мудрость (sapientia), которую греки называли «Sophia» (4).  «И если … ум культивирован, если взор его столь проницателен, что его не могут ослепить никакие заблуждения, он становится совершенным духом, т.е. абсолютным разумом, а это и есть добродетель (virtus)  (5).
В буддизме, как и в схоластике,   глаголы с корнем vrt означают мгновенную беспрепятственную актуализацию  психического акта в психике йогина (6).
В старославянском  корень vrt означает событие, порождаемое в данный момент чьей-то активностью (7).
Св. Василий Великий – непререкаемый авторитет христианской церкви в «Творениях иже во святых отца нашего Василия Великого архиепископа Кесарии Каппадокийской» рассматривает акт творения мира  как процесс кровного порождения из каждой предыдущей реальности следующей реальности. Тогда каждая следующая реальность получает свое существование только в силу существования предыдущей – мир получает имманентное единство.  По Св. Василию Великому первый акт творения происходит из ничего, а в последнем акте создается венец творения - человек.
Таким образом, в христианской метафизике и в средневековой схоластике виртуальное былотесно связано с трансцендентной сущностью вещи, впоследствии родоначальником виртуального стал пониматься сам человек, а в последнее время любая реальность начинает рассматриваться как нечто подвижное и релятивное.  Именно такой эволюционный генезис изменил понимание виртуальности, и virtus – начало мужское и определяющее, трансформировалось в свою противоположность – начало женское, изменчивое, податливое воле своего творца, в наше время – человека (11).
По мнению основателя виртуалистики Н.А. Носова, ситуация с переводом термина virtus следующая: «…современная философия не имеет средств мыслить действующие вещи. Это связано с тем, что философия с античных времен работает только с вечными абсолютными сущностями, т.е. с тем, что «существует» и не может концептуализировать события (действия), существующие лишь временно и в частичной, а не во всеобщей, форме…. философия не может найти механизм энергетической связи всеобщей абсолютной сущности с активностью единичных предметов….» (13)
Идеи полионтичности реальностей легли в основу разработанного и описанного Н. А.  Носовым  онтологического подхода,  получившего название «виртуалистика» в 1991 году при создании в Институте человека РАН лаборатории виртуалистики, который считает виртуалистику не самостоятельной наукой, а онтологическим подходом, который может быть использован в любой научной дисциплине.  Под полионтичностью можно понимать как уровни организации материи, так и надстройку виртуальных реальностей. Учеными данной лаборатории были разработаны основы виртуальной философии, виртуальной психологии и виртуальный тип практики - аретея. По мнению Носова, виртуальных онтологических моделей нет ни в западной, ни в восточной философии.
Д.В. Иванов в качестве универсальных свойств виртуальной реальности выделил три характеристики (9):
- Нематериальность воздействия (изображаемое производит эффекты, характерные для вещественного).
- Условность параметров (объекты искусственны и изменяемы).
- Эфемерность (свобода входа/выхода обеспечивает возможность прерывания и возобновления существования)
А у Н.А. Носова присутствуют следующие специфические  свойства виртуальной реальности:
- Порожденность. Виртуальная реальность продуцируется активностью какой-либо другой реальности, внешней по отношению к ней.
- Актуальность. Виртуальная реальность существует актуально, только «здесь и сейчас», только пока активна порождающаяся реальность.
- Автономность. В виртуальной реальности свое время, пространство и законы существования. В ней для человека в ней находящегося, нет внеположного прошлого и будущего.
- Интерактивность. Виртуальная реальность может взаимодействовать со всеми другими реальностями, в том числе и с порождающей, как онтологически независимая от них.
В отличии от виртуальной, порождающая реальность называется константной реальностью. «Виртуальность» и «константность» образуют категориальную оппозицию.   Онтологически нет ограничений на количество уровней иерархии реальностей, но психологически актуально функционируют только две реальности n-го уровня: одна константная и одна виртуальная, содержащая информационный эквивалент вещей. (14)
По мнению  Д.В. Иванова (9) существует два основных смысла понятия «виртуальное». Первый восходит к традиционному естествознанию, в котором смысл термина «виртуальное» раскрывается через противопоставление эфемерности бесконечно малых перемещений объектов или бесконечно малых периодов существования частиц и стабильной в своих пространственно-временных характеристиках реальности. Второй смысл порожден практикой создания и использования компьютерных симуляций и раскрывается через противопоставление иллюзорности объектов, создаваемых средствами компьютерной графики, и реальности материальных объектов. В понятии «виртуальная реальность» оба смысла парадоксальным образом соединяются, при этом поведение изображаемого объекта воспроизводит пространственно-временные характеристики поведения объекта вещественного.
И.А. Акчурин, будучи руководителем ряда исследовательских проектов по проблемам виртуалистики в Институте философии РАН, призывал, ссылаясь на Мартина Хайдеггера - одного из основоположников экзистенциализма, к созданию «новой фундаментальной онтологии», а именно «новых основополагающих понятий, по новому раскрывающих такие, казалось бы, простые и самоочевидные теоретические конструкты, как пространство, время, причинность и т.д.» (12).

В заключении необходимо отметить, что виртуальная проблематика современного общества понимается нами в широком смысле как виртуальные коммуникации, виртуальная физика (ярчайшее достижение XX-го века – андронный коллайдер, позволяющий смоделировать ситуацию сотворения мира, путем получения антиматерии - первовещества) виртуальная экономика, виртуальная политика, т.е. отношения между людьми принимают форму отношений между образами. К подобным новациям можно отнести реформу российского образования, касающуюся виртуальных дневников учащихся и индивидуальных собраний в режиме on-line, а а также идею международного виртуального театра – всему этому способствует общедоступность и международность компьютерной сети Интернет. При этом человек, погруженный в виртуальное пространство сознает ее условность, управляемость ее параметров и возможность выхода из нее, а это значит, что общество перестает быть реальным.

        Используемая литература
1.Носов Н.А. Виртуальная психология.- М.: «Аграф», 2000.- 432 с.
2.Николай Кузанский. О видении бога, 22-24; Сочинения. 1980, с.46-47. Перевод В.В. Бибихина
3.Фома Аквинский. Сумма теологии, I, q.76, 4с; Антология мировой философии, 1969, с.850-851
4.Цицерон. Об обязанностях. I 28,97; 1979а, с.364
5.Цицерон. Об обязанностях. I 43, 153; 1979a, с. 374
6.Васубандху. Абхидхармакоша. Главы 1и2.- Улан-Удэ:Бурятское книжное издательство,1980.
7.Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. Т.1. – М.; Прогресс, 1986.
8.Василий Великий. Творения иже во святых отца нашего Василия Великого архиепископа Кесарии Каппадокийской, ч.1. – М., 1845, 1991.
9.Иванов Д.В. Виртуализация общества. Версия 2.0. – СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2002.- 224 с.
10.Аполлонов А.В. Glossarium// Бл. Иоанн Дунс Скот. Избранное. М., 2001. С.564.
11.Теоретическая виртуалистика: новые проблемы, подходы и решения/ Ин-т философии РАН.- М.: Наука, 2008. -316 с.
12.Акчурин И.А. «Новая фундаментальная онтология» и виртуалистика// Виртуалистика экзистенциальные и эпистемологические аспекты. С.45.