×

Вы используете устаревший браузер Internet Explorer. Некоторые функции сайта им не поддерживаются.

Рекомендуем установить один из следующих браузеров: Firefox, Opera или Chrome.

Контактная информация

+7-863-218-40-00 доб.200-80
ivdon@ivdon.ru

Государственный университет как инструмент государства

Аннотация

В.Г. Захаревич

Мы все находимся в ситуации, когда положением дел в образовании недовольны все: и общество, и Правительство, и работники самого образования. Модернизация (преобразование) в духе изменения к лучшему давно назрела...

Инженерное образование

 

Мастера узнают по его инструментам.
(народная мудрость)

Мы все находимся в ситуации, когда положением дел в образовании недовольны все: и общество, и Правительство, и работники самого образования. Модернизация (преобразование) в духе изменения к лучшему давно назрела. 

1. Аксиоматика современного высшего образования

1.  «Всем людям, независимо от происхождения и национальности, должно быть    гарантировано    право    на    высшее    образование.    Общество    должно предоставить личности возможность самовыражения, основанного на таланте, способностях и желаниях каждого» (Всеобщая декларация прав человека).

2. «Студенты   должны   иметь   возможность   выбирать   курсы   и   уровни обучения, которые позволили бы им занять должности на приемлемом уровне» (Декларация ЮНЕСКО).

3. «Высшее образование является частным, а не общественным товаром, и его   проблемы  решаются  рыночным  путем,  т.е.   предложение  этого  товара ограничено, он не требуется всем, и у него есть цена. При этом «покупатели» (бизнес и экономика) достаточно хорошо информированы, в то время как те, кто предоставляет услуги (руководители и преподаватели университетов), часто не владеют информацией о потребностях покупателей и качестве своего «товара».

Необходимо покончить с «переговорным финансированием», традиционно основанном на количестве студентов и репутации вуза. На его место должно придти «финансирование по результату», когда государственная поддержка будет привязана к показателям, определяемым «покупателем/потребителем» (Доклад Всемирного банка «Финансирование и управление высшим образованием: доклад о всемирных реформах» - конференция ЮНЕСКО, Париж, 1998).

Вот что говорит по этому поводу почетный генеральный менеджер Лювенского католического университета К.Таверньи: «Университеты должны осознавать, что старые времена прошли и никогда не вернутся. Ныне они живут в совершенно другом мире с новыми требованиями.

Везде в мире правительства все более не в состоянии оплачивать в полном объеме счета высшего образования: в сравнении с другими приоритетами современные университеты стали чересчур дорогими для существования на деньги общества. Более того, правительства не только не в состоянии, но и не хотят этого делать по той простой причине, что в современном обществе знаний широкий круг университетской продукции приносит значительные дивиденды тем, кто ее приобретает. А кто получает выгоду и должен заплатить хотя бы часть стоимости. Как следствие, университеты становятся некими гибридами: полугосударственными, получастными. Часть своей деятельности они вынуждены осуществлять в условиях глобального рынка с сильными конкурентами, появляющихся с неожиданных сторон: мультинациональные корпорации, превращающие свои тренинговые, учебные центры в аккредитованные корпоративные университеты, являются хорошим примером данной тенденции»» (в России определенные действия в этом направлении осуществляет  РАН,     лицензируя   и   аккредитуя   на  базе   своих  институтов учреждения высшего образования. Сюда же следует добавить такое новое явление в университетской среде как академический капитализм, возникающий на основе использования прогрессивных мультимедийных технологий, а также вступление нашей страны в ВТО).

4. «Университеты процветали много лет постольку, поскольку развили эффективную форму разделенного правления, которая хорошо им служила. Она типично включала трехуровневую систему общественного надзора и опеки, разделенного коллегиального внутреннего управления и административного руководства. Но, несмотря на то, что такая схема показала себя долговечной и эффективной в течение 900 лет, в наше время она обретает признаки сильного напряжения.

Всем университетам надо работать со своими партнерами и спонсорами, чтобы обеспечить сохранение преимуществ коллегиального управления и открытости, одновременно прояснить и вновь определить права и ответственность каждого преподавателя и руководства университета, обеспечив университет более быстрой реакцией на внешние изменения и более эффективное служение обществу» ( Глионская декларация, 1998 г.).

5. «В   обществе   постоянно   меняющихся   целей   и   нечетких   ценностей университет должен отвечать за нечто большее, чем точные данные и надежная информация;   даже   большее,  чем   полезные   знания   и   надежные  стандарты. Университет является хранителем не только знаний, но и ценностей, на которых базируются эти знания; не только профессионального мастерства, но и этических обязательств, которые лежат в его основе; не только научного исследования, дисциплинированного учения  и  широкого  понимания,  но также  и  средств, которые делают возможным исследование, учение и понимание» (Глионская декларация, 1998 г.).

Снова обратимся к Таверньи:

«Поскольку знания становятся такими важными для общества, правительства, бизнеса и индивидов, все эти «акционеры» критически оценивают, что и как университеты делают. Они требуют подотчетности не только в отношении использования ресурсов, но также и в отношении качества и социальной значимости их результатов».

6. «В самое последнее время    европейский процесс продвинулся весьма существенно. Как бы ни были важны эти шаги, они не должны заслонять тот факт, что Европа - это не только зона евро, банков и экологических институтов: она должна быть также Европой знаний» (Сорбонская конференция, 1998 г.). «...остается только констатировать, что большинство университетов распределяет свои усилия и интересы таким образом, что это совершенно не согласуется с национальными интересами» (Лерен Бок, бывший президент Гарвардского университета. В кн. «Университеты и будущее Америки», Изд-во МГУ, 1993, с.55.

7. «Европа знаний - это создание европейского региона высшего образования для развития мобильности граждан, их востребованности, глобального развития континента. Гражданин Европы - идея ведущих европейских правительств.

Основными положениями этой идеи являются:

  • создание    системы    академических    степеней,    которые    были    бы максимально сравнимы, посредством, в частности, унифицированному приложению к диплому;

  • переход на двухуровневую систему высшего образования: бакалавриат и магистратура;

  • введение системы кредитов, способствующих мобильности студентов» (Болонская декларация, 1999 г.)

8. «Именно новые технологии движут уровнем жизни нации. С 1996 года национальная   производительность   труда   повышалась   в   среднем   на   2,6% ежегодно. Это скорость, при которой уровень жизни удваивается каждые 25 лет. Такой рост производительности труда не может быть обеспечен без достаточной подготовки рабочей силы в области математики и естественных наук» (Доклад комиссии Д. Гленна Конгрессу США «Пока еще не поздно», сентябрь 2000 г.).

«Не японцы изобрели цветное телевидение, видеоаппаратуру и полупроводники. Но именно они разработали систему дизайна и технологию производства» - из кн. Д. Бока, с. 30.

9. Открытое, электронное, дистанционное образование - это возможности новых информационных и телекоммуникационных технологий, позволяющие получить образовательную услугу по своему выбору вне зависимости от места нахождения продавца (см. аксиомы 1 и 2).

10. Асинхронное   образование,   вытекающее   из   первых   двух   аксиом   и подтверждающее  тот  факт,   что  талант,   способности   и  желания  у  каждой личности собственные, только ей соответствующие, как отпечатки пальцев, а возможность     самовыражения     должна     быть     одинакова,     как     система кровообращения, но учитывающая эти «отпечатки».

11. Всеобщее высшее образование в недалеком будущем. «Новые научные открытия не только вносят вклад в фундаментальные знания, они также трансформируют рабочие места, семейную жизнь. Математическая и естественно - научная подготовка каждого нового поколения, начиная с нынешнего школьного, стала не только условием прогресса, но и условием самого будущего, поскольку связь между экономикой, технологией и образованием укрепляется в быстро меняющемся рабочем пространстве.

Умственный труд замещает низко производительный. Так если в 1950 г. 80% рабочих мест рассматривались как «неквалифицированные», то теперь 85% всех рабочих мест «квалифицированные», а в машиностроении только с высшим образованием» (Доклад комиссии Д. Гленна Конгрессу США «Пока еще не поздно», сентябрь 2000 г.).

12. Университетские комплексы как единство профессионального образования России в интересах как личности, по каким-либо причинам не имеющей возможности поступить в вуз, так и государства.

Сошлемся снова на К.Таверньи: «Университеты сталкиваются с проблемой настоящего научного взрыва. Сегодня знания слишком безграничны для обычного преподавания. Это влечет за собой переход от чисто кафедрального преподавания на самостоятельное изучение и от простого аккумулирования знаний на приобретение навыков для управления информацией». (Речь идет об информационно-психологической безопасности, комфортности, продуктивности специалиста-выпускника вуза). И что более важно, это означает, что любой университет, будь то Гарвард или МГУ, слишком мал, чтобы делать все в одиночку. (Можно привести проблему с исследованиями в области нанотехнологий. Здесь нужны специалисты в области химии, молекулярной и атомной физики, теории управления, электродинамики, инженерии. Кто из вузов может похвастаться наличием такого разнообразия ученых требуемой квалификаций?) Выход состоит в том, чтобы   либо быть избирательными в том, что делать   и чего не делать, либо объединяться в сети и конгломераты».

13. ЕГЭ, ГИФО, конкурсный заказ на специалистов, Бюджетный кодекс, запрещающий софинансирование бюджетов разных уровней, неадекватная профессионализму заработная плата преподавателей - специфическая аксиоматика нашей страны.

Каждая из перечисленных аксиом требует определенного обсуждения. А каждому вузу приходится доказывать на этой основе свои собственные теоремы, собственные пути развития при том или ином участии федерального министерства и региональной власти.

При этом стратегический менеджмент является одним из перспективнейших правил вывода, позволяющем учесть, кроме всего прочего, не только состояние окружающей среды (перечисленные выше аксиомы), но и традиции, специфику, миссию своего университета, являющихся своего рода алфавитом такого рода доказательства. 

2. Российская аксиоматика современного высшего образования

При анализе и проектировании (управлении) любой системой обязательно должен быть взгляд на систему «изнутри» (об этом совершенно правильно сказал В.Е. Шукшунов в газете «Поиск» за №36, №39 в сентябре прошлого года) и взгляд извне. Я хочу обратить внимание именно на эту внешнюю сторону, поскольку не зная этой координатной точки, трудно достичь объективной оценки двух Концепций Правительства в науке и образовании. Это, в моем понимании, своего рода аксиоматика российской внешней для вузов среды.

1. Не вызывает сомнения поддержка тех демократических преобразований, которые проводит Президент в этой непростой ситуации (несмотря на высокую цену на нефть), в которой находится Россия.

2. По сравнению с СССР в России сменилась парадигма высшего образования с потребности государства, отрасли, предприятия на потребность   конкретного человека. Это записано в Конституции. Плюс 170 человек на 10000 населения. И это очень сильная   аксиома.   Но мы её выполняем откровенно плохо, потому что нам до асинхронного образования в массе всего контингента обучающихся ещё   очень далеко.

3. Вступление России в ВТО снимает финансовые ограничения для проникновения на наш рынок образовательных услуг зарубежных университетов с их новыми электронными технологиями и учебными курсами.

4. Сложилась критическая ситуация в РАН и отраслевой науке с молодыми кадрами. И они открывают свои университеты (Е.П.Велихов, Ж.И.Алферов и др.) с существенно более приличной, чем у нас, материальной базой. Т.е. в стране складывается совершенно ненужная и вредная мозаика, когда вместо того, чтобы сотрудничать и взаимно дополнять друг друга, мы начинаем конкурировать.

5. Складывающаяся, или скорее сложившаяся, ситуация с заработной платой не позволяет основной движущей силе доценту 35-40 лет не просто достойно, а хоть как-то содержать свою семью и рождающихся или родившихся детей.

 6. Средний возраст ректорского корпуса, как и большинство зав. кафедрами красит, в основном седина и прошлые заслуги. И каждый из нас еще всячески стремится продлить свой срок до 70. Тридцатилетних ректоров в госуниверситетах найти очень трудно.

7. Заработная плата некоторых ректоров (и директоров ССУЗов) в десятки раз превышает среднюю по вузу (колледжу). Из Федерального агентства за этим уследить достаточно сложно.

8. Россия   по   конкурентоспособности   на   мировом   рынке   по   оценкам зарубежных  агентств  (Всемирный экономический форум) занимая в 2003 году 65 место из 80 ведущих стран. При этом очень неприятна тенденция: 2001 - 63, 2002-64,2003-65, а в 2004 году - уже 70 место.При этом эта тенденция говорит не о том, что мы ничего не делаем, а о том, что другие это делают лучше. И здесь мы не можем не винить себя.

9. Финансирование   инженерных   программ   в   технических   вузах   не соответствует никакой логике. 10-20 тыс. рублей в год на оборудование    для одной    инженерной специальности - это мало.

10. Средний   и   крупный   бизнес   не   хочет   иметь   серьезных   связей   с федеральными   учреждениями,   понимая   под   этим   как   непредсказуемость поведения государства по отношению к вкладываемым бизнесом средствам, так и невозможность управления  процессами внутри такого рода учреждения, будь то вуз или РАНовский институт.Надо сказать, что Ходорковский с Невзлиным показали совсем неудачный пример возможного взаимодействия на примере РГГУ Афанасьева.

11. В духе  Концепции реформирования системы образования в РФ можно дать оценки сегодняшнему состоянию дел. «Участие РФ в управлении государственными  образовательными  организациями  должно  способствовать гармонизации:

а) интересов государства, б) населения, в) бизнеса, г) менеджмента, д) педагогических коллективов образовательных организаций, а также е) институтов гражданского общества».

Как мы их выполняем? Мои оценки:

  • а) интересов государства - 70%, с учетом невостребованности некоторых специалистов;

  • б) интересов населения - 70%, с учетом отсутствия асинхронности;

  • в) интересов бизнеса - 50%,  с учетом отсутствия междисциплинарных программ;

  • г) интересов менеджмента - 30%  с учетом предусматриваемых современными ГОСами малой доле экономической и психолого-организационной подготовки инженеров;

  • д) педагогических   коллективов,    с   учетом   низкой   заработной платой 50% (пенсионеров на 100%, ректоров (проректоров) - 100%);

  • е) институтов гражданского общества - среднее от предыдущих пяти - 60% (тройка).

12. Главному элементу университета - преподавателю  глубоко безразличны глобальные интересы университета как субъекта современной рыночной экономики. В вузе достаточно сложно закрыть неэффективные научные школы, поддержав за счет освободившихся средств перспективные школы. 

РЕЗЮМЕ:

1. Не все в России,  в ее экономике так хорошо, как того хотелось бы, с её сырьевыми богатствами, образованным и трудолюбивым народом.

2 ВУЗы   откликаются   на   потребности   рынка   очень   медленно   и   по имеющейся    заработной плате преподавателей и имеющимся ресурсам    не позволяют серьезно привлекать квалифицированных специалистов из других организаций. А о зарубежных фирмах и университетах приходится только мечтать. 

3. Массачусетский технологический институт (MIT).

Семь лет назад за нормативную (идеальную для ТРТУ) модель своего развития мы приняли структуру Массачусетского технологического института (MIT). Его основные характеристики просты:

  • обучение: наукоемкие отрасли промышленности, плюс математика, физика, психология, архитектура, экономика. Слоуновская школа экономики - одна из лучших в США;

  • контингент в MIT - около 10 000 студентов, из них 5 000 обучаются по программам 4-летнего бакалавриата, 5 000 - по программам 2-летней магистратуры, т.е. на каждом курсе магистратуры в два раза больше студентов, чем на курсе бакалавриата;

  • несмотря на название «технологический», относительно небольшое число студентов, MIT находится в десятке лучших университетов мира, кто бы  этот рейтинг не считал: американцы, англичане или китайцы;

  • объем научных исследований (500 млн. долларов) равен объему учебной деятельности. 

В дальнейшем я вернусь к этим характеристикам, а пока остановлюсь лишь на некоторых проблемах государственных вузов.

4. Вуз и бюджетное финансирование 

Объем финансирования государством бюджетного (бесплатного для обучающихся) образования не соответствует здравому смыслу. 20 000 рублей в год на одного студента (без учета стипендий и трансфертов сиротам и военным) - это откровенно мало. Этого мало даже для гуманитарных (классических) университетов. Для естественно-научных и технических вузов, которые должны стать фундаментом инновационного развития страны, должен быть иной норматив. Иначе в скором времени работодатель будет вынужден приглашать инженеров из-за рубежа. 

Тяжелейшее положение с преподавателями. Средний возраст, конечно, велик, но если они все (пенсионеры) покинут вуз, то на эту заработную плату никто не придет. Когда у преподавателя вуза есть надбавка в виде пенсии и минимизированы расходы на собственных детей, то еще как-то можно существовать. Но что делать 30-40- летнему доценту? Где взять средства на родившихся или рождающихся детей? Государству необходимо хотя бы утроить заработную плату, стипендии и расходы на содержание учебных корпусов и общежитий (включая противопожарные и антитеррористические мероприятия), а также, (как минимум в пять раз!) увеличить средства на модернизацию лабораторного и научного оборудования. По своему состоянию материально-техническая база большинства вузов ЮФО имеет следующие характеристики:

  • износ лабораторного оборудования составляет около 80%, а контрольно-измерительной аппаратуры и технологического оборудования - 100%;

  • обеспеченность студентов общежитиями - около 80%, а соответствующих строительным стандартам - 5%, остальные 95% - «удобства в конце коридора»;

  • 70% учебных корпусов требуют капитального ремонта, особенно с учетом пожаробезопасности и требований антитеррора;

  • оснащение аудиторий совершенным мультимедийным оборудованием - 10%;

  • наличие в кампусах Wi-Fi -технологий - 0%.

Поэтому когда государство говорит, что по закону должно быть 170 «бюджетных» студентов на 10 000 населения, а в настоящее время больше, то под модернизацией, включающей в себя оптимизацию, вузовская общественность понимает снижение существующего финансирования. При действующих неудовлетворительных нормативах такое решение Правительства может существенно ухудшить и без того тяжелое положение вузов. Отсюда настороженное отношение вузов к предложенной модели модернизации. 

Государство как бы заранее заказывает подготовку плохого специалиста, потому что хорошего за такие деньги не подготовить. COTS-, CASE-, CALS-технологии, аутсорсинг, коучинг, шесть сигм и ИСО-9000 - все это выпускник вуза должен не просто знать, а уметь использовать.

Поэтому  о нормативе «170 бюджетных студентов на 10 000 населения» тоже надо упоминать, но при условии четкого видения государством этой проблемы. Следует перейти от декларативного, в большей степени политического норматива, к реальному финансированию образования в установленной Государственной Думой процентной доле от ВВП или федерального бюджета. Государство должно сказать вузам и обществу не только сколько, но и какого качества специалисты ему требуются на современном этапе развития. Достаточно подробно об этом пишет Л.С.Гребнев, особенно в главе 3 «Конституция: менять нельзя, руководствоваться». В более общей постановке обсуждаемая проблема российского образования заключается в том, что оно (образование) по-прежнему рассматривается Правительством как часть социальной сферы, а не как специфическая производственная отрасль. Эта позиция негативно влияет на все аспекты предлагаемой Правительством модернизации национальной системы образования. 

5. Законодательство и вуз

В существующем правовом поле государственные вузы поставлены в худшее экономическое положение, чем негосударственные по двум причинам. Первая изложена выше - при минимуме затрат готовить современных специалистов, включая наукоемкие отрасли знаний, являющимися основой инновационного пути развития страны. Парадоксально, но факт - при сложившейся ситуации уменьшение числа бюджетных студентов по естественно-научным и инженерным специальностям для немалого количества государственных вузов становится  благом, потому что кроме неадекватной оплаты государством качественной подготовки, ситуация усугубляется не менее неадекватным финансированием социальной составляющей бюджетного образования: санатории-профилактории, общежития, летние лагеря отдыха, студенческие клубы, спортивные секции и т.п.

Неоднозначность, противоречивость и неэффективность существующего законодательства в образовании вынуждает государство навести порядок в этой сфере правового регулирования. Такие инициативы Правительства вызывают одобрение и поддержку у большинства руководителей вузов и членов ученых советов, однако они вызывают возражения, если законопроекты ухудшают существующее положение. 

В настоящее время меня, как ректора университета, являющегося учебно-научно-инновационным комплексом, беспокоят следующие проблемы в законодательстве:

  • в ФЗ «О науке и научно-технической политике» устанавливается, что университеты не являются научными организациями. Ведущим вузам стоило большого труда доказать в бывшем Минпромнауки, что вуз может быть научной организацией (как в США), а научная работа -  неотъемлемая часть преподавательской деятельности в любом высшем учебном заведении. Хоть и обидно было читать в одном из номеров журнала «Лидер» мнение  аудитора Счетной палаты о том, что НИОКРы в вузах - это их предпринимательская деятельность (несмотря на признанные фундаментальные исследования и прикладные разработки, включая поставку вооружений и военной техники, т.е. обеспечение обороноспособности страны), но формально аудитор была права. Таким образом, в настоящее время государству не выгодно, чтобы в вузах наука развивалась наравне с подготовкой квалифицированных специалистов, хотя в инженерии это невозможно. Законодатель с подачи Правительства принимает законы, ограничивающие развитие научной деятельности в вузах, а затем отмечает уменьшение объемов НИОКР в высшей школе. Даже официальное название вузов - государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования, неверно по содержанию, хотя по форме существующего законодательства правильно. Очевидно, что любой университет и академия все же государственные учебно-научно-инновационное учреждение высшего профессионального образования;

  • в Уставе РАН университеты также не прописаны. Они как бы «школы», пусть и высшие, но школы. При этом приходится преодолевать массу преград при организации хоть какого-то взаимодействия с академическими институтами с целью объединения усилий по родственным темам исследований.

  • острота момента, переживаемого в настоящее время вузами, финансируемыми из федерального бюджета, объясняется возрастающим практическим воплощением положений и норм Бюджетного кодекса и принимаемых в соответствии с ним других нормативных правовых актов бюджетного законодательства. Бюджетный кодекс РФ был принят в 1998 году федеральным законом от 31.07.1998 г. № 145-ФЗ, введен в действие с 01.01.2000г. федеральным законом от 09.07.1999г. № 159-ФЗ, регулирование финансовой деятельности государственных бюджетных образовательных учреждений в соответствии с Кодексом было начато в декабре 2001 года. Рамки указанного регулирования из года в год ужесточались и установились, в конечном счете, такими, какие мы имеем сейчас. Таким образом, проблемы вокруг государственных вузов возникли не сегодня, они были заложены в положения и нормы Бюджетного кодекса семь лет назад.         Диспозитивный характер норм Гражданского кодекса и «спящий» характер большинства положений и норм Бюджетного кодекса на протяжении многих лет затушевывали огромную массу противоречий в законодательных актах, определяющих правовое положение государственных вузов. Сегодняшние проблемы, как уже ранее упоминалось, разделяются на две группы: проблемы оптимизации расходов федерального бюджета, активно обсуждаемые сейчас на всех уровнях, и проблемы повышения эффективности деятельности государственных вузов. 

Жесткое финансовое регулирование Бюджетным кодексом платной деятельности вузов, капитализация государством полученных от их деятельности доходов, обособление их баланса (имущества и обязательств) не в рамках экономики государства, а лишь в рамках сектора государственного управления, ущербность правомочий вузов как юридических лиц - все это стало тормозом их развития, а значит и развития страны.

6. Предпринимательская деятельность государственного образовательного учреждения

В соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса РФ предпринимательской является «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от  пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке».

Из этого определения вытекают три основных признака предпринимательской деятельности юридических лиц:

  • самостоятельность осуществления деятельности, включая право совершения сделок, возможными последствиями которых является обременение или отчуждение имущества («на свой риск»);

  • признание в учредительных документах извлечение прибыли целью деятельности;

  • принадлежность полученной прибыли лицу, осуществляющему деятельность, на праве собственности, которое, как известно, реализуется через три правомочия - владение (т.е. реальное обладание), пользование (т.е. извлечение последующей выгоды), распоряжение (т.е. определение юридической судьбы полученного дохода - отчуждать, предоставлять взаем, отдавать в залог и т.д.). 

Ни одному из этих критериев образовательная и научная деятельность вузов не удовлетворяет:  государство несет субсидиарную ответственность, целью деятельности вуза является выполнение государственных функций социально-значимого характера, доходы от осуществления деятельности, как и имущество, закрепляются за вузом в оперативное управление, т.е. выделяются вузу для последующего использования в строго определенных целях и направлениях. 

Не случайно последняя редакция статьи 47 Закона об образовании к предпринимательской деятельности образовательных учреждений относит лишь деятельность по перепродаже товаров, работ и услуг. 

Из сказанного вытекает, что необходимо строго разграничивать деятельность, осуществляемую на возмездной (платной) основе, и предпринимательскую деятельность - не всякое оказание услуг и выполнение работ за плату, обусловленную договором, является предпринимательской деятельностью. 

В послании Президента Российской Федерации за 2001 год платная деятельность образовательных учреждений признана не источником получения прибыли, а дополнительным к бюджетному источнику финансирования, т.е. внешним по отношению к этим учреждениям источником финансовых средств, источником, принадлежащем государству: «Образование не может ориентироваться только на бюджетное распределение ресурсов. Внебюджетное финансирование учреждений образования (другими словами - плата за обучение) во многих случаях стало нормой жизни». 

Применительно к бюджетным образовательным учреждениям из приведенной цитаты также следует, что «внебюджетные средства» - не синоним  «негосударственным  средствам», а средства, дополнительные к бюджетным. А если это так, то почему налоговое законодательство устанавливает налог и требует вузы его уплачивать за увеличение стоимости основных средств, являющихся федеральной собственностью?

  • Бюджетный и Налоговый кодексы ставят в неравное положение государственные и негосударственные вузы также потому, что государственные вузы работают только через федеральное казначейство и расчетно-кассовые центры (РКЦ), не позволяющие университету взять кредит для приобретения оборудования, покрытия задержек платежей по выполняемым НИОКР, ремонтам, строительству и во многих других ситуациях, а приумножение государственной собственности (учебное и научное оборудование, капитальные строительство и ремонты и пр.) облагается налогом на прибыль. Т.е. увеличение стоимости государственного имущества государство не поощряет, а, наоборот, затрудняет и финансово наказывает. 

7. Включенное обучение

С 1999 г. наш вуз в рамках эксперимента, разрешенного Минобразованием РФ, совместно с Кабардино-Балкарским государственным университетом, а с 2004 г. и с Южно-Российским государственным техническим университетом (Новочеркасский политехнический институт) реализует технологию включенного обучения. Суть его состоит в том, что на свой план бюджетного приема мы осуществляем набор в другом вузе по специальностям, отсутствующим в местном университете (например, «Радиотехника», «Средства связи с подвижными объектами», «Защищенные телекоммуникационные системы» и т.п.) и вуз-партнер (КБГУ, ЮРГТУ) обучает нашего студента на первых двух курсах, а затем студент продолжает обучение в ТРТУ. Кроме очевидных социальных и экономических плюсов для студентов и их родителей, в выигрыше оба вуза-партнера и местные органы власти: решается проблема подготовки специалистов по «узким» и трудоемким специализациям для региона у одного вуза и не возникает проблем с трудоустройством выпускников у другого. Не ожидая команды «сверху», мы пытаемся  реализовать академическую мобильность в рамках Южного федерального округа своими силами. При этом перечислить бюджетные средства в вуз-партнер нельзя, возникают проблемы с военкоматами, медицинским страхованием, отсутствием лицензии у вуза-партнера именно на данную специальность, а не на программы первых двух курсов, чаще всего существующие в вузах-партнерах по близким естественно-научным специальностям. 

8. О профильности вузов.

Несмотря на название «технологический институт» в США никому не приходит в голову обвинить MIT в «непрофильности» в экономике и психологии. К сожалению, в России проблема с профильностью ненужным образом взвинчена. Если негосударственный вуз - юридический, то он является профильным, если государственный - радиотехнический, то при подготовке юристов - он непрофильный. Почему? Преподаватели юридических дисциплин зачастую те же, методические пособия и базовые учебники - одинаковые, государственный стандарт - общий. Так почему нельзя для города, в котором находится вуз (в Таганроге около 300 000 жителей), готовить две группы юристов и три группы экономистов, выполняя миссию не только для страны и региона, но и для конкретного города? Причем мы готовим специалистов, ориентированных на работу в конкретных отраслях промышленности: радиопромышленность, связь, авиапромышленность, машиностроение, микро- и нанотехнологии, информационные системы и вычислительная техника. Именно такие специалисты наиболее востребованы. В университетах традиционно философия соседствует с медициной, юриспруденция - с компьютерными технологиями, а искусство - с инженерией. Давайте жестче относится к категориям «университет», «академия», «институт» и не обращать внимание на прилагательное, как это давно сделано в MIT. На мой взгляд, очень хороший шаг предприняли МФТИ и МИФИ, перейдя в подсчете рейтинга в категорию классических университетов и заняв там вполне достойные места (не хуже, чем это было в когорте технических вузов). Мое предложение состоит в том, что если уж вуз получил статус университета, то его рейтинг должен определяться одинаково для всех университетов. Разумеется, академии и институты должны ранжироваться по своим критериям.

9.    О мобильности студентов

Мобильность студенческой молодежи -  достаточно важный элемент прав и свобод граждан страны, позволяющий наиболее полным образом реализовать свои способности, тем самым принося пользу себе и обществу. Сложившаяся одноуровневая система образования в России существенно затрудняет реализацию этого важного права граждан. В ведущих вузах страны, прежде всего в столичных, должно быть как в MIT: на уровне магистратуры в два раза больше студентов, чем в бакалавриате. Т.е. в магистратуре учатся  свои плюс столько же студентов из других вузов. Сегодня же невозможно, например, студенту четверного курса ТРТУ попасть в МГТУ им. Баумана, СПГЭТУ (ЛЭТИ), МИЭТ или МИЭМ на пятый курс. А двухуровневая система это позволяет. И это принципиально отличается от возможностей, предоставленных единым государственным экзаменом (ЕГЭ), когда вчерашнему школьнику хочется учиться в Москве или Санкт-Петербурге. Двухуровневая же система позволяет сложившемуся 21-летнему взрослому человеку (бакалавру) из отдаленных районов России (разумеется на конкурсной основе с возможностью целевого обучения) наиболее полно реализовать себя как специалиста сколь угодно высокого уровня профессиональной подготовки, доступной, как правило, лишь в столичных вузах на магистерском уровне. 

Многоуровневая система образования имеет еще одно потенциальное преимущество. Известно желание ректоров некоторых вузов (которые. скорее всего, получат статус «ведущих») отказаться от сертификатов ЕГЭ при зачислении в свой вуз. Такая позиция сильно ограничивает возможность получить образование в «ведущем» вузе абитуриентам из провинции  (призеры различных олимпиад составляют незначительную долю талантливой молодежи). Поэтому наличие бакалаврского диплома является одной из немногих возможностей нестоличным ребятам получить образование в действительно ведущих вузах страны.

Академическая мобильность - общемировая проблема и у нас в России она решается откровенно плохо. Давайте пока не ставить во главу угла мобильность общеевропейскую, а реализуем на практике мобильность внутрироссийскую, позволяющую раскрыть потенциал личности независимо от места проживания, социального происхождения и материальных возможностей. Это будет реальным вкладом университетов (в том числе и провинциальных) в построении гражданского общества в нашей стране. 

10. О Болонской декларации.

Очень часто в прессе идут неконструктивные дискуссии. При том, что многие аспекты декларации никак не затрагивают особенности нашей образовательной системы, например, ее фундаментальную составляющую. А национальную  шкалу оценки знаний вполне возможно изменить, потому что в некоторых странах «0» - это тоже оценка, характеризующая отсутствие знаний по данному предмету. А в России в экзаменационных ведомостях только 3,4 или  5.

То же можно сказать о кредитных единицах, например, ECTS. Кроме простого перевода в другую шкалу, там есть отсутствующая у нас, но весьма необходимая система учета трудоемкости предмета и повторных сдач. Например, при «троечной» сессии по большинству предметов повторная сдача основного по трудоемкости предмета на «удовлетворительно» не позволяет быть переведенным  на следующий курс или продолжить обучение в следующем семестре. И эта очень важная «не наша» национальная особенность оценки знаний вполне заслуживает применения. Она существенно поднимает ответственность студента за успешное освоение той или иной образовательной программы. Это именно тот «параметр порядка», который быстро разделит студентов на тех, кто пришел учиться, и тех, кто прячется от армии. 

У двухуровневости (бакалавр - магистр) есть две стороны. Первая из них - сложившиеся научные школы и традиции университетов. Перевод пятилетней программы на 4 + 2, где последние два государство очень невнятно поясняет как профессорскому сообществу, так и студенческому, каким оно будет, сколько студентов будет учиться, какая часть бюджета будет для этого выделена и т.п., вызывает вполне оправданную тревогу. Но работодателю эта система выгодна. Мы не успеваем так быстро адаптировать свою номенклатуру специальностей с забюрократизированной системой ГОСов, согласованием учебных планов в УМО и т.п., к более быстро меняющимся потребностям промышленности. Пример: в Таганроге полностью удовлетворены потребности предприятий в акустиках, программистах, радиотехниках, экономистах. Но существует постоянный дефицит программистов с базовым акустическим или радиотехническим образованием, экономисты и переводчики с базовым инженерным образованием  и т.д. Эта проблема мобильности, адаптивности вузов вполне решалась бы двухуровневой системой, успешно функционирующей в США, Китае и других странах. Когда-то они учились у нас, настало время нам поучиться у них. Хочу отметить большую разницу в трудоустройстве специалистов в гуманитарной области и специалистов в области математики, естественно-научных и технических дисциплин. По нашему университету процент трудоустраиваемых выпускников достаточно велик - около 80% устраиваются на инженерные должности. Но только 20% из них по непосредственно своей специальности, остальные - по родственным специальностям и другим (!) направлениям. Итог: для 90% выпускников 9 семестр лишний. Необходимо договориться с государством о неуменьшении финансирования и тогда можно 6 лет доучить всего 10% выпускников. 

11. Ведущие вузы

Несколько слов о болезненно воспринимаемой ректорами проблеме выделения  ведущих вузов. Некоторые вузы по соответствующим постановлениям Правительства имеют норматив студент/преподаватель  5/1 и действительно являются лучшими вузами России. Они уже получают де-факто в два раза больше бюджетных средств на одного студента, чем вузы, работающие по нормативу 10/1. Но если эти вузы уже признаны Правительством памятниками культурного наследия или по иной причине, то давайте их перечислим и, не отменяя уже действующие решения Правительства, добавим слово «ведущий». Но тогда 20 ведущих вузов на всю страну, среди которых 10  памятников культурного наследия (получающих хорошие преференции бюджета), уже есть. Поэтому, как мне представляется, проблема с ведущими вузами уже решена, давайте ее честно объективизируем и не будем повторно называть их ведущими.  Они действительно лучшие, потому что качество работы вуза в большинстве случаев прямо пропорционально выделяемым средствам.

Отдельного подхода требует разрешение непростой ситуация в Южном федеральном округе (ЮФО).  Преференции нужны не только чеченским вузам, но и другим республиканским вузовским центрам. На мой взгляд, этот вопрос даже не нуждается в обсуждении - Правительству немедленно следует предпринять конкретные действия  именно из-за специфики ситуации с молодежью на Юге России. Совет ректоров Южного федерального округа, рассматривая проблемы модернизации образования, поставил этот вопрос на первое место и обратился к Министру с соответствующей просьбой. 

Как следствие недостаточного экономического развития и значительного распространения теневой экономики по величине денежных доходов и потребительских расходов на душу населения Южный федеральный округ  (ЮФО)  уступает другим федеральным округам. К концу первого полугодия уровень денежных доходов населения ЮФО (без учета Чеченской Республики) был ниже, чем в среднем по стране, на 36%, потребительских расходов - на 31,7 %, составив 3445,7 руб. и 2819,5 руб. соответственно. Примерно в такой же пропорции ниже среднероссийской заработная плата по округу (на 30%). Определенную роль в этом играет незначительная доля высокодоходных экспортно-ориентированных отраслей промышленности, высокая доля аграрного сектора с низким уровнем оплаты труда и весомым удельным весом доходов в натуральной форме, получаемых населением за счет личных подсобных хозяйств, повышенная доля населения, живущего на пособия, высокий уровень безработицы. Низкие зарплаты в большинстве регионов ЮФО - во многом результат недостаточной производительности труда и слабой фондовооруженности. С целью реального увеличения ВВП в регионах Южного федерального округа необходим процесс внедрения современных технологий, который непосредственно связан с молодым поколением. 

От позиции молодежи в общественно-экономической жизни, стабильности и активности будет зависеть темп продвижения на пути демократических преобразований. Именно молодые люди должны быть готовы к противостоянию    политическим манипуляциям и экстремистским призывам. В условиях глобализации    и вынужденного притока мигрантов молодежь призвана выступить проводником идеологии толерантности, развития российской культуры и укрепления межнациональных отношений. 

12. Преподаватель университета

Основным элементом процесса образования (в частности, передаче знаний) является преподаватель. Он - основной носитель знаний и его основная функция заключается в передаче знаний множеством различных методов. Традиционно преподавание в течение многих лет представляло собой некое таинство, сугубо индивидуальный процесс, который не мог регулироваться извне и являлся основным, главным и единственным занятием преподавателя. Это породило преподавательский эгоизм, который в настоящее время является основным препятствием для проведения реформ: «… преподавательский состав более предан своим внутренним порядкам, чем своему университету. Профессорско-преподавательский состав критикуется также и за нечувствительность к потребностям и восприятию общества, которому он вроде бы должен служить, а также за близорукость по отношению к изменяющимся потребностям и ожиданиям общества». Некоторые страны (например, Дания) ставят целью образования повышение интеллектуального уровня нации на основе конвергентного подхода, когда выпускник способен не только решать поставленные проблемы, но и самостоятельно формулировать проблемы и находить пути их решения. 

Истоки многих проблем, по крайней мере в российском образовании, не только в экономике но и в коренном изменении роли преподавателя в работе университета. Эта роль должна измениться от «поставщика информации» на роль активной и ответственной   за выполнение миссии университета личности. Безусловно, это требует больших усилий, самоотдачи и решения нехарактерных до сих пор задач. Однако, согласно Б.Кларку, «трансформация происходит тогда, когда сознательные усилия в институциональном строительстве осуществляет весь университет, а не отдельные, пусть даже очень предприимчивые его представители». Это означает, что университет только тогда может считаться современным и обеспечить благополучие всех его членов, когда каждый преподаватель и исследователь, а также студенты будут активно и осознанно реализовывать Миссию университета и «нести ответственность не только за себя, но также за все учреждение в целом».

Глионская декларация говорит об этой проблеме как общей для всех университетов. И это при достаточно высоких заработной плате и общественном статусе зарубежного преподавателя. Безусловно, эта проблема актуальна и для нас с учетом вышеперечисленных ограничений. 

13. О статусе университета

И в заключение о главной, с моей точки зрения, проблеме: управление университетом. Не касаясь вопросов компетенции федерального уровня и уровня субъекта федерации, посмотрим на структуру принятия решений в обычном вузе. Она медлительна и неэффективна и зачастую держится на авторитете ректора, его профессионализме и самоотдаче. Работа такой системы, как правило, надежна, устойчива, но лишена синергизма с внешней средой и вариативности своей структуры.  И когда государство находилось в неустойчивом состоянии   (90-е годы), то эта устойчивость сыграла положительную роль, не позволив разрушить образование. Вместе с тем, сейчас ситуация иная и сверхустойчивость вузов, в частности, выборность ректоров, деканов, заведующих кафедрами и преподавателей самими коллективами, делает вузы закрытыми системами, подчиняющимися термодинамическим законам, приводящим к застою и деградации. В такой ситуации не просматривается точек бифуркации, а введение в вузах    института президентства   для сохранения преемственности и накопленного опыта приведет к двоевластию и к непонятной роли ректора, отвечающего за самые проблемные вопросы. Вызывает сожаление тот факт, что Союз ректоров, отвергая ЕГЭ, ГИФО, АУ и ГАНО, не предлагает секциям педагогических вузов  дать свое видение КИМов  для ЕГЭ, секции экономических вузов - свое видение ГИФО (например, как в США или Китае), а секции юридических вузов - варианты федеральных законов об АУ и ГАНО.

В современных условиях система управления «ректор - ученый совет - декан - заведующий кафедрой - преподаватель - студент» значительно устарела. В ней действуют корпоративные правила и негласные обязательства, не позволяющие принимать непопулярные реформаторские решения. По моему мнению, введение института попечительских (управляющих) советов, предлагаемых Правительством в проектах известных федеральных законов, очень своевременная мера, особенно с учетом процессов глобализации мировой экономики, включая образование. Более того, считаю, что квоту представителей работодателей в составе попечительских советов следует максимизировать. Пример эффективности корпоративного обучения позволяет надеяться на то, что работодатели, участвуя в работе попечительских (управляющих) советов, очень быстро решат проблемы устаревших специальностей и кафедр, современного содержания учебных планов, необходимой номенклатуры направлений и уровней подготовки. Эти болезненные для большинства вузов вопросы препятствуют модернизации образования и могут быть решены только новым менеджментом образовательных учреждений. 

К сожалению, положение с высшим образованием в России не такое радужное, как это представляют некоторые ректоры и государственные чиновники. Вообще не факт, что американцы приезжали к нам перенимать опыт после запуска первого спутника. Только отдельные вузы, а вовсе не все были хорошо оснащены. Последствия такого «точечного» финансирования (которое почти на 100% было связано с интересами военно-промышленного комплекса) докатились до наших дней уничижительным рейтингом российских вузов в мировой «табели о рангах» - смотри  рейтинги мировых университетов ТОП-500 (т.н. «Шанхайский рейтинг»,  и ТОП-200 -  британский рейтинг лондонский «Таймс»). 

В первом случае МГУ занимает 67 место, С.Пб. ГУ -344, т.е.  в четвертой сотне, а во втором МГУ-79-й, С.Пб. ГУ - нет, а Новосибирский университет на 169 месте. И все. Нет ни одного российского технического вуза. А  американские Массачусетский и Калифорнийский технологические  институты в первой десятке азиатского и европейского рейтингов. С миллиардными бюджетами, сверхсовременным оборудованием, Нобелевскими лауреатами и безупречной мировой репутацией. В первой полусотне ТОП -500 35 вузов США, 5 вузов Великобритании,  по два Франции, Канады и Японии, а также по одному вузу Швейцарии, Нидерландов, Германии и Швеции. В ТОП-200 почти та же картина, но появились, в первых 50-ти вузы Австралии, Гонконга, Китая, Сингапура и Индии. 

Можно предположить, что рейтинги субъективные и «заказные», но ведь даже при «неправильном» счете хотя бы по одному вузу попало из Сингапура, Китая и Индии. А российских нет. Поэтому надо признать эту данность и самокритично (в зеркало) посмотреть на себя. 

Открытая система - это динамически развивающаяся система, обменивающаяся с внешней средой материй, энергией и сигналами. Эффективность такого рода систем доказана теоретически и практически. А вуз в сложившемся «отраслевом» законодательстве - система закрытая, реагирующая только на сильные административные (федеральные) воздействия и никак, или почти никак,  в своем целом не реагирующая  на слабые воздействия внешней среды (работодатель, требуемые или новые компетенции, смену парадигмы подготовки инженеров с военной доктрины на гражданскую (СОТS - технологии), качество трудоустройства выпускников и др.)

Причиной «закрытости» является принятый на первой волне демократических преобразований ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» В частности, выборность ректора, декана и заведующего кафедрой самим коллективом практически без каких-либо поправок  (сигналов) от внешней среды. Приведу выдержку из Устава Калифорнийского университета, включающего в себя 10 университетов, в том числе известные университеты в Беркли, Лос-Анжелесе и Сан-Диего, имеющем в своем составе национальные лаборатории (Los Alamos и др.) и полигоны в штате Невада.

«Университет управляется Советом регентов (Управляющим советом), состоящем из 26 человек. Совет регентов создается на основании Конституции штата Калифорния (статья IX, часть 9). Совет регентов назначает Президента университета, казначея и других ключевых руководителей университета.

Управление отдельными кампусами осуществляется канцлерами соответствующих университетов, назначаемых Советом регентов.

Назначение канцлеров производится в следующем порядке:

  • при открытии соответствующей вакансии или в предвидении такой ситуации президент университета назначает под своим руководством  комитет по оказанию помощи президенту при подборе кандидатуры канцлера. Комитет должен включать пять регентов, которым эта работа поручается непосредственно председателем совета регентов, пять представителей преподавателей, назначаемых президентом из числа кандидатур, представленных Сенатом соответствующего кампуса. В комитет включается также 1 студент бакалавриата и один студент магистратуры или аспирантуры, предложенные соответствующими студенческими ассоциациями этого кампуса и один выпускник университета, назначенный ассоциацией выпускников соответствующего кампуса. В комитет может быть включен также один сотрудник кампуса в порядке, установленном Президентом университета. Президент должен созывать соответствующий комитет, руководить его работой, участвовать во всех его заседаниях и может участвовать во всех дискуссиях и дебатах;

  • Президент университета должен представить для рассмотрения в комитете от 5 до 15 кандидатур для обсуждения. Комитет должен оценить все представленные кандидатуры и может предложить и рассмотреть также другие кандидатуры. Он может проводить собеседования с кандидатами и выяснить мнения о нем различных заинтересованных групп;

  • после выполнения этой работы комитет рекомендует президенту кандидатуру для занятия должности канцлера. Президент университета представляет свои рекомендации по кандидатуре Совету регентов для рассмотрения и утверждения».

14. О Федеральном университете в ЮФО 

Создание Федерального университета в организационном поле автономии, сложившейся в существующем законодательстве России, регулирующего образование и науку, не выполнит поставленную Президентом РФ задачу появления университета европейского или мирового уровня. Требуется иная среда, иной подход к его организации, принципиально новые идеи, подкрепленные соответствующей нормативной базой, позволяющие выполнить хотя бы в перспективе поставленную задачу.

На наш взгляд,  не меняя существующих федеральных законов, это может (должно) быть реализовано путем создания в структуре Минобрнауки Управляющего совета, наделенного правом назначения президента национального университета и по его  (совета) предложению ректоров и иных ключевых фигур, входящих в его состав структурных подразделений. Другим образом обойти Гражданский кодекс и ФЗ «О высшем и послевузовском  профессиональном образовании» и сделать Федеральные университеты открытыми системами достаточно проблематично.

Можно было бы организационно создать Федеральные  университеты в форме государственных корпораций и оперативно решить хотя бы часть перечисленных выше проблем с помощью учредительных документов. Это долго, т.к. государственная корпорация (п. 7.1. ФЗ «О некоммерческих организациях» создается  отдельным Федеральным законом. Можно было бы организовать Федеральный университет в форме ГАНО, но федеральный закон об этой  некоммерческой организации ещё не принят.

В существующем правовом поле создать Федеральный университет как открытую систему (управляющий совет) можно только в структуре Минобрнауки, передав  ему до изменения законодательства о высшей школе права Главного получателя и распорядителя бюджетных средств и полномочия собственника федерального имущества. Таким образом, выделим четыре варианта  возможной структурной организации Федерального университета РФ:

1. в виде государственной корпорации;

2. в виде ГАНО;

3. в виде структурного подразделения Минобрнауки;

4. как обычный университет в существующем правовом  поле.

 

Варианты организации национального университета

Достоинства

Недостатки

Эффективность

1. Государственная корпорация

открытая система

организуется отдельным ФЗ

100%

2. ГАНО

открытая система

нет соответствующего ФЗ о ГАНО

100%

3. Структурное подразделение Минобрнауки

открытая система

требуется согласие Минфина и Минэкономики

70%

4. Как обычный университет путем слияния

простота реорганизации

замкнутая система

0%

 

Новые качества Федерального университета (эффективность)

  1. Диверсификация источников финансирования (субъекты РФ, промышленность).

  2. Создание совместных с работодателем подразделений, факультетов, кафедр для проектной подготовки специалистов.

  3. Установление рамочных ГОСов высшего профессионального образования.

  4. Существенное увеличение патентов благодаря тесному взаимодействию с подразделениями РАН и промышленностью.

  5. Усиление влияния государства на вузы субъектов Южного федерального округа. 

15 мая 2007 г.